MSX

Неделя в концлагере,
или Лагерь, построенный на костях

(Записки бывших заключенных концлагеря «Слнъчев Бряг»)

Череп

Желанье вечное гнетёт
Травой хотя бы сохраниться,
Она весною прорастёт
И к жизни присоединится.
Геннадий Шпаликов*

Представьте себе, представьте себе,
Никак не ожидал он,
Представьте себе, представьте себе,
Такого вот конца.
Детская песенка
или
песенка ребенка.

5/VII-90 г.

14:00
Нас привезли в концлагерь… Выйдя из автобуса, мы увидели толпы узников. Они были голодные, забитые и кричали нам «Добро пожаловать!!!» Мы долго ждали, и наконец на пороге здания появился Директор. После того, как он объяснил нам порядки, мы долго держались друг за друга, чтобы не упасть: мы должны были ходить только в присутствии наших дорогих и уважаемых взрослых (Солодкова, Горловой, Базеева, Валера); за пределами забора ходить по пятеро; в камерах были выбиты двери, так что нельзя было закрыться, оставить вещи; нельзя было есть в камерах (да и есть-то было нечего); что такое горячая вода они не знали, а холодная была с раннего утра или темной ночью. Нас развели по камерам…

Приятные воспоминания
* * *

Мы были втроем в шикарном номере со встроенным WC и тараканами (сантиметров пять в длину). Ярко светило солнце, мы жевали BUBBLE GUM. В 13:00 мы собрались в столовой. Нам пожелали приятного аппетита по-русски. Сначала мы ели салат из свежих огурчиков и политых соком помидоров. Потом мы разделались с куском мяса с грибами, заедая это рисовой кашей. А под конец мы выпили по пол-литра газировки, которая пенилась и искрилась под светом ламп.

Правец. То, что осталось от завода печатных плат. (Фото Сергея Мелехова).

Все фотографии >>

 

Сергей Мелехов — Помню Правец. Когда мы заселились в Правец в первую ночь мы не могли спать от размеров увиденных тараканов, долго стояли на стульях и гуляли по коридору, спать почему-то не хотелось, хотя все были очень уставшие. Потом все легли спать после убийства пары тараканов и смрад от их разлагающихся трупиков заполнял наши лёгкие всю ночь.

* * *

16:00
Мы сидели по камерам и молча жевали черствый хлеб с куском ветчины. Изнывая от жажды, мы тратили последние деньги на лимонный сок, от которого пить хотелось все больше и больше. И тут мы увидели во дворе очередь за булочками! Глаза наши налились кровью! Мы ринулись туда, но спустя несколько минут мы вернулись, сжав руки в кулаки и повесив головы…

18:00
Денисов высказал версию уничтожения лагеря: «Два выстрела из БАЗУКИ в столовую, пехотную гранату в толпу, из Винчестера по зданию, а всех остальных — из автомата». Я тоже предложил план: «С Ямах выйти на DEC-10, оттуда в CERN, оттуда в компьютерную сеть системы СОИ, и лазером с какого-нибудь спутника сравнять лагерь с землей». Видимо, это тут же донесли Директору, потому что нас повели есть. Накормили нас неплохо, правда подносов не было, ложек на всех не хватило, а за вилки пришлось сражаться. Что там подмешали в еду, я не знаю. Завтра утром посмотрим.

22:00
Часть наших повели в газовую камеру. Но они не упали духом и стали танцевать! Похоже, что дирекция испугалась, потому что сейчас 22:58, а они еще живы. Мы тоже не бездействуем. Мы открыли кооператив «Легкая смерть». Идея принадлежит Коле, а мы воплотили её в жизнь. Всего за 10 левов можно легко повеситься, чтобы не мучаться оставшиеся шесть дней.

В рукописи на этом месте стоит жирная клякса.

23:30
Мы выпили последнюю каплю воды… Мы умираем. Нам чудятся стаканы, полные ПЕПСИ-КОЛЫ… Мы бредим… Помогите…

0:15
Наши вернулись из газовой камеры. Воды все ещё не дали…

Сергей Мелехов — Помню, как однажды ночью мы замочили носки и всякое барахло в тазике: по-моему, носки с хозяйственным мылом. Ночью тёмной открывается дверь и тихо в темноте крадётся человек, который впоследствии окажется Колей Миляевым. Он спокойно запускает кружку в тазик с нашей супер-пупер-водой и отхлёбывает. Я не помню его слов, но помню, что он заорал как резаный и все проснулись. И долго ржали. Он на нас обиделся.

6/VII-90г.

7:00
Дали воду! Мы наполнили одну бутылку, и вода тут же кончилась. Будем тянуть до вечера. Норма отпуска — по 10 граммов. Кстати, похоже, что Витёк сильно напугал Директора, потому что мы живы — вчера нам в ужин ничего не подмешали.

8:30
Мы пошли завтракать. Нам дали что-то неописуемое — очень похоже на макароны (конечно, без хлеба). Попробовав, мы убедились, что макароны соленые, а чая (или даже просто воды) нет и в помине. Макароны обладали чудесным свойством — они вызывали галлюцинации. Одним чудилась луна, и они начинали выть, другим чудился наш любимый Правец. Лично мне чудился автомат и много-много патронов… Я вбегал в столовую и время от времени нажимал на спусковой крючок…

9:15
На пляже Валера сказал нам, что не хочет больше жить. Мы стали засыпать его песком. Когда на том месте, где он лежал, вырос большой курган, оказалось, что пора возвращаться. Пришлось его раскопать.

Сергей Мелехов — Помню купание на пристани. Солодкова и дочка её была с нами. По-моему ты и Вадик или кто-то ещё взялись Витька раскачивать за руки и за ноги один в одну сторону, другой в другую. И считали раз-два-три. Но отпустив, обнаружилось, что часть Витька осталась на пристани, а часть полетела в воду. Ругани и возмущению всех частей тела Витька не было предела. Я не помнил себя от смеха. Это было просто супер.

Вертолёт

13:00
Отбиваясь от вертолетов, мы набираем воду во все ёмкости. Хорошо, что её дали, потому что наши уже хотели менять «Шарп» на стакан воды. Теперь можно пить сколько влезет. Нам начинает казаться, что жизнь — это не такая уж плохая штука.

19:45
Нас повели ужинать… Чем нас кормили, мы так и не поняли. На десерт нам дали компот в миске. Интересно, знают ли здесь, что такое «чашка»? А ещё интересно, из чего пьет компот Директор? И вообще, поесть нам спокойно не дают. За стол присаживаются всякие мужики с неприятной наружностью, которые чуть что, сразу начинают хлопать в ладоши и ржать; женщины с сигаретами в зубах. Сам Директор пришел (пулю ему в лоб). Не пойму, что он, глухой, что ли? Врубил на телевизоре такую громкость, что я чуть не оглох. Непонятно, за кого они нас тут считают? Кстати, на дне миски с компотом было выбито «СС». Намек ясен? А между тем, запасы воды подходят к концу… Изобрести, что ли, аппарат для перегонки морской воды в пресную? Кстати, о море. Сегодня нашли дохлого, исхудалого краба. Вот живодеры, мало им нас, так они ещё и крабов травят! Пора кончать с Директором. Мне Тёмчик выдал ордер на его убийство. Теперь надо достать оружие…

21:00
Количество жертв лагеря увеличивается. К нам подселили еще одного. Что ж, будем делить все тяготы на шестерых.

23:15
Тараканы сожрали ордер на убийство Директора. Что будем делать, не знаем. Но и тараканов можно понять. От хорошей жизни бумагу не едят.

7/VII-90г.

8:00
Мы стараемся сохранять человеческий облик, хотя без воды это сделать очень трудно. Сегодня попытались умыться. Кажется, это нам удалось, правда, запасы питьевой воды сильно уменьшились.

8:30
Что такое «чашка», они точно не знают. Поили нас горячим молоком из мисок и солеными пирожками местной выпечки. После них пришлось выпить литр воды. Странно, что у них телевизор работает только с 10:00.

9:00
Мы пошли на пляж. Эти подлецы уже и туда добрались. Налили в море жидкого азота. Вы не купались в жидком азоте? Нет? А жаль; когда чувствуешь себя куском говядины в морозилке, очень приятно становится. А потом травили нас ультрафиолетовыми лучами, так что теперь на спине спать нельзя. На животе тоже. Будем спать на ушах. Под конец к нам подошли два мужика и стали нам по-болгарски объяснять, что топиться мы должны все вместе, и только по их свистку. И вылезать на берег тоже. Так что пришлось их послать. Если завтра на берегу будет стоять дот, я не удивлюсь. По дороге домой мы нашли череп, обточенный водой. Это навело на нас не самые весёлые мысли.

Сей кирпичный череп я привез-таки домой, он и поныне стоит у меня на полке рядом со своим собратом — ямашным Кирпичом.

13:00
Нас кормят либо на убой, либо в последний раз. Накормили нас классно. Не к добру это…

16:00
Мы поехали в старый город, смотреть, как живут люди. После этого жить уже не хочется. А по дороге мы встретили лошадь. Она подошла к урне и стала жрать оттуда всё, что там было. Кто-то мрачно пошутил, что это из нашего лагеря… Да, мужики! Скоро мы станем такими же… Будем ходить по улицам и есть отбросы. За людей нас явно не держат: у нас вскрыли на улице несколько сумок. В результате — нет 15 левов. Честно говоря, обидно.

20:30
Нас накормили полдником. Но перед этим Директор устроил нам перекрестный допрос: «Гъде былы? Што дэлалы?». Непонятно только, почему нас допрашивал он сам и на улице? Я бы на его месте устроил бы пытку. Видимо, он действительно напуган и в скором времени попытается от нас избавиться. Мы будем защищаться до последнего. А пока мы шлялись по городу, Серёжка Б. (фамилию не указываю — вдруг «записки» попадут в руки Директора) пытался выбить нам полдник. Это похоже на объявление нам войны: целых полчаса на выдаче хлеба никого не было. Прав Коля: нас кормили в последний раз…

8/VII-90г.

Страшная акула

7:30
Сегодня нас подняли рано: мы едем на экскурсию на пароходе. Завтрак превзошел все ожидания: нас кормили гудроном напополам с графитовой смазкой. Это очень вкусно! Главное то, что теперь по смазке пища будет проскакивать. Одна надежда — что гудрон застынет и замурует смазку.

8:00
Мы шли к теплоходу. Коля врубил свой всемогущий мафон на полную громкость и будил окрестности. В результате пришлось делать крюк — обходить засаду их тех, которых он уже разбудил. С грехом пополам дошли мы до пристани. К ней причалила какая-то калоша. Но что поделаешь — раз другой нет, придется брать эту. Кстати, на берегу стоял отличный катер. Ему бы «калашник» на крышу — это был бы класс. Может, угоним на обратной дороге. По пути Коля решил загорать. А в это время с моря медленно испарялся жидкий азот… Под скамейками мы нашли 3 ящика гранат. Это здорово! Будем глушить рыб. На берегу стоял катамаран-велосипед. Мы быстро приняли решение — Витёк на педали, Коля — рулевым, я — сзади с «максимом». Получится тачанка. Но пляж был пустынный, и мы решили поберечь патроны. Все-таки солидно живут люди в соседнем концлагере — не то, что мы. Обратный путь ничем не примечателен, не считая двух-трех сбитых кораблей.

12:00
Дома случился видак. Я убивал Тёмчика, а он наступил в тазик с водой. Вода растеклась по полу. Стало жутко грязно. Пришлось нам с Тёмой идти просить тряпку, чтоб вымыть пол. В столовой нам объяснили, что у них есть тряпки только для столов, а пол они моют из шланга. Мы подумали, что шланг тащить к нам в камеру невыгодно. Тогда мы пошли к Директору. Тёма имел неосторожность спросить у него, где можно взять тряпку. Директор посмотрел на него, и сказал: «Што такоэ „трапка“? Я нэ вразумэл». Пришлось ему объяснять на пальцах с применением Тёминой футболки. В итоге он показал нам на столовую и смылся. Мы подумали и решили, что в столовой мы уже были. Короче, взяли мы тряпку для столов, и я стал драить камеру…

15:35
Мы опять поехали в Несебър. Там мы с Серёжкой Б. удрали от надзирателя и с стали смотреть город. Ходили мы долго. Но тут я посмотрел на часы. До сбора оставалось 20 минут.

Экспресс камера:

20:00   Не спеша идем к месту встречи.
15:00   Начинаем чувствовать, что идем не туда. Резко меняем курс.
11:00   Вышли на знакомое место. Идем к цели.
08:00   Черт возьми, мы же здесь уже были!
07:00   Придется идти по периметру полуострова.
03:00   Кажется, вышли к знакомому магазину.
02:00   Знакомые места!
00:58   Бежим, а то время кончается!
00:16   Ах ты, толпа! Мужики, разойдись!
00:03   Толпа кончилась!
00:00   Ура!!! Мы успели!

А обратно мы решили пощеголять — поехали на такси. С десяток таксистов везти нас не хотели — наверно, боялись моего автомата. Но потом попался один смелый. Согласился за пятерку нас довезти. Мне не хотелось его убивать, и мы согласились на 5 лв.

18:30
С голодухи решили брызгаться… И тут я увидел Вадима. С дуру я всадил в него всю обойму… Короче, пришлось меня отжимать.

9/VII-90г.

13:00
За обедом мы установили процентный состав супа: воды — не менее 48%, медуз — не более 49%, красителя — не более 2%, цианистого калия (для улучшения пищеварения) — не менее 1%.

Сергей Мелехов — Там на море, помню, кидались медузами… они очень жгли больно.

15:00
Я, Коля, Вадим, Витёк and others обливались водой из пистолетов. Коля изобрел водородную бомбу: в бутылку наливается вода, а бутылка кидается в противника. Очень солидно, когда она попадает в цель. Особенно для мишени… В результате Вадиму пришлось качаться: бить меня и мыть пол. С пистолетами у нас на этаже появляться запрещено.

16:00
У бедного Коли болит живот. Его попытались отравить. Чтобы не мучаться, он решил сделать себе харакири. Нож он поднял, но проткнуть рубашку у него сил не хватило. Тогда наш кооператив предложил ему бесплатные услуги. Но он мужественно отказался, потому что у нас и так достаточно работы.

16:15
Коля рассказывал нам анекдоты по-английски. Я пытался понять. Самое интересное то, что я все понял. Взаимное незнание языка приводит к взаимопониманию!

20:30
Я подавлял отряд местных коммандос в лице Филиппа, Юры и других. С этой целью я сделал страшное оружие под названием нунчак. Однако я нарвался с ним на Вадима, который был явно не в духе. Нунчак полетел в форточку. Все-таки Вадим гад.

10/VII-90г.

8:00
Воду опять отключили. Я очень зол. Идя на завтрак, я встретил Колю. Он поведал мне, что на завтрак дают эпоксидную смолу с отвердителем. Сначала смолу мажешь на хлеб, а потом запиваешь отвердителем. Эпоксидка застывает, и есть больше вообще не нужно. Здорово.

16:45
Артёму плохо. У него температура. Он съел полкило пирамидона и ждёт, пока она упадет. Мы померили ему температуру. Оказалось +43°C. Белок у него уже свернулся, так что самое страшное — уже позади.

11/VII-90г.

Ничего интересного не было. Ряды наши редеют. Будет обидно, если не доживем до свободы. Да, интересная новость. Директор узнал, что у нас есть Русская Водка. Он пришел к нам вечером и напился. Теперь ему плохо. Так что у нас есть шанс.

В рукописи приписано карандашом — «в доску».

12/VII-90г.

10:00
Мы поехали в Несебър. Витёк узнал, что такое гулять там. Появилась идея создать игру «Nesebyr Quest» Прощай, Несебър! Вряд ли я увижу тебя вновь…

15:00
Коля травит анекдоты. Это к дождю. А мы пошли прощаться с морем. Были большие волны. Они выносили на берег водоросли и ракушки. Я набрал себе ракушек на память.

19:00
Мы потихоньку собираемся. Постараемся прорваться ночью через посты. Если что, то передайте эти записки куда-нибудь, чтобы все знали правду.

19:30
Нам определенно не везет. У Тёмчика спёрли часы. Хорошие были часы — «Casio», водонепроницаемые, противоударные. А Коля сел в тарелку с супом.

В рукописи приписано карандашом — «М-да…».

20:00
Мы с Серёжкой учим Turbo Pascal. Уже умеем писать простенькие программы. Кто знает, вдруг останемся живы. Может, тогда пригодится.

22:00
Стемнело. Мы пошли на берег. Решили разжечь костер, чтобы уйти морем, минуя посты. В последний момент выяснилось, что Солодкова — предатель. Она велела костер не разжигать и загнала нас назад в лагерь. Пишу огрызком карандаша, потому что ручку никак не могу найти. Видимо, ей приделали ноги наши соседи снизу.

13/VII-90г.

01:00
Мы решились. Пойдём напролом. Если прорвёмся, то угоним какой-нибудь автобус. Все заряжают пистолеты, автоматы, точат кухонные ножи… За окном, как ни в чём не бывало, играет музыка… Эх-эх-эх… Прощайте все. Аминь.

* * *

Очнулся я уже в автобусе. Мы ехали по горной дороге. Ярко светило солнце, освещая наши усталые лица. В багажнике громыхал костями связанный Директор. Я осмотрелся. Были все, кроме Солодковой и Вадима. Солодкова, наверно, осталась в лагере, займет там место Директора. А вот Вадима жалко. Хороший был парень. Впрочем, он потом найдётся. Но это уже совсем другая история.

КОНЕЦ


* В рукописи — «Неизвестный автор». Теперь, благодаря Владимиру Соловьеву, справедливость восторжествовала.

P.S.

Очевидцы! Не хотите дополнить рукопись своими воспоминаниями? Может, у кого-то остались интересные фотографии? Напишите мне!